>> Главная » Новости » Рецензия А.Вульфова на "РЯДОВЫХ" в "Литературной газете"
Пятница, 26 Май 2017

Рецензия А.Вульфова на "РЯДОВЫХ" в "Литературной газете"

E-mail Печать PDF

Искусство

Рядовые сцены

СОБЫТИЕ

Несколько дней до «Рядовых» в исполнении этого же сценического коллектива видел спектакль «Идиот» по роману Ф. Достоевского. Над сценой висела большая икона Спасителя. Вначале подумал: так ли нужна она?

Но, посмотрев «Рядовых» Алексея Дударева, понял: нужна и очень дорогого стоит. Но не в смысле сценического оформления. Выдающийся мастер и учитель Александр Яковлевич Михайлов дал своим воспитанникам помимо несомненного профессионализма главное – нравственность. Без неё в душе выходить на сцену – что без молитвы скальпель над больным заносить. Она не реквизит – благословение. Посмотрев «Рядовых», замечательно честную, мудрую, но откровенно «идейную» пьесу сугубо военно-патриотического содержания, казалось бы, – простую, советскую, не классику, понял: под иконой воспитаны эти актёры мастером.

Главное, что хочется сказать создателям спектакля «Рядовые» – Григорию Кокоткину и Родиону Толоконникову – студентам-выпускникам вгиковской мастерской А. Михайлова, спасибо. В первую очередь за сам подход к теме войны, давно освоенной и пропетой (но её, как родник, до конца никогда не испьют, эти страсти и горе неутолимы). Поразила фресочность в их подходе. Не натурализм, не «правда о войне», а именно внутреннее понимание священства памяти о тех событиях (простите за штиль). Неброско, целомудренно, как о святом – как и подобает. Молодые люди так к этому относятся – это дорогого стоит. Не то что в театр ходить – это жить побуждает, коли в душах молодых такое ещё есть. Иконопись душевная – она вот в таком, доброделание христианское – оно именно такое. Люди плачут в зале – вот что. Всякое ТВ и прочее шоуподобное сегодня больше людей хихикать учит, а здесь два молодых парня учат людей помнить святое и плакать слезами добрыми.

Молодцы – меры не пережали. Спектакль именно памяти, а не «воссоздание обстановки» – так я понял его. Хотя поразительным образом создаётся атмосфера войны, боёв – она заложена в естественной актёрской простоте, как раз в отсутствии злоупотребления батальностью, а не наоборот, хотя без грохота, криков и пальбы тут не обойдётся. Актёры играют сами себя, как дышат, как чувствуют – значит, всё в порядке.

Как всегда, поразил своим сценическим и человеческим благородством Артём Алексеев – исполнитель главной роли (Дугин). Актёр тогда силён, когда скажешь: не вижу никого больше, кроме него, в такой-то роли. Да, это на сцене настоящий воин и порядочный человек – безусловно. Это мужчина: он самобытен, ненаряден. А. Алексеев для меня – эталон спокойной естественности актёра. В его интерпретации образ Дугина получился примером для молодёжи – рыцарем: вспомним, как актёры раньше были не просто любимы зрителем, но и являли собой пример личности, становились образами-символами у людей.

Хороша Е. Пасюкова (Вера) своей ровно сильной, энергетически устремлённой игрой, уверенной хваткой, напором. Как всегда, её выход – словно особенная интродукция в действии. Весьма цельными показались Е. Капустин (Соляник) и А. Новиков (Буштец). Важно то, что своей игрой, несмотря на довольно дурной образ, А. Новиков создаёт атмосферу трагичности, а не только психоза – это очень дорогого стоит. Абсолютно целен и Е. Капустин в убеждённой вере Христовой своего персонажа – искренне у него всё, порой он точен до каллиграфии.

Восхищения также заслуживает игра А. Шаповал (Лида) и её создание образа любящей девочки-санитарки – как лирично, трогательно и тепло. Вообще в наше-то время столько целомудрия в молодых людях – опять нельзя ту икону не вспомнить – просто удивительно! Дуэт её с Р. Толоконниковым (Одуванчик) – лирический шедевр, цветок какой-то юный, благоуханный. Между прочим, А. Шаповал очень удалась передача этой чисто девичьей тонкописи лирических градаций, целомудрия, происходящего от любви (а от любви бывает именно целомудрие, а не бесстыдство).

Очень точны и трогательны в своём дуэте Н. Нинидзе (Наста) и Л. Хасанова (Люська). Не первый раз вижу Н. Нинидзе, исполняющую роль пожилых женщин, и поражаюсь всякий раз, я бы сказал, её артистическому спокойствию, отсутствию попытки «достоверного» внешнего изображения. Как обнажённо, нервно и остро трагично и в то же время как просто представляют своих героинь – несчастных страдалиц войны – девушки! Нечасто встретишь такие талантливые женские дуэты в современном театре.

Отдельно хочу сказать о Р. Толоконникове. В котором уже спектакле вижу этого актёра и нахожу для себя главную его черту – огромную профессиональную совестливость. Это человек, работающий в полную силу. Переживаний он не экономит, себя не бережёт. Что касается дарования Р. Толоконникова, то оно, на мой взгляд, – огромно. Это лицедей, и при этом человек весь в себе и сам по себе – вот что ценно и важно!

Каждый актёр здесь получился индивидуальным по-своему (ведь даже В. Лысенко в коротком эпизоде глухонемого немца с пистолетом, убившего Дугина, целен: ест и ни о чём больше от страшного голода не думает, всё забывает, в такой момент человек зоологичен). А Д. Нурмухамметова (Женщина) – безмолвная Мадонна со своим дитём – мимически точно выразила именно возвышенную сущность Матери.

Александру Яковлевичу Михайлову за таких детей и другим всем их педагогам – искренний земной поклон. Это настоящие рядовые сцены. Они на верной службе.

Алексей ВУЛЬФОВ

Статья опубликована :

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА №18 (6368) (2012-05-03)